Начало Бумера

После "Копейки", так удачно положившей начало историям из жизни автотранспорта, было бы неудивительно, если бы за звучным названием "Бумер" скрывалась история на тему: "как это вышло, что элегантное создание современного автомобилестроения стало дорогостоящим атрибутом жизни простой шпаны". Однако "бумер" из картины Петра Буслова, краденый BMW, на котором четверо мелких бандитов бегут от неприятностей, - не герой, а свидетель напряженной истории, и ему за неимением места в драматургии фильма, дали возможность эффектно выглядеть в заголовке.
Начало Бумера

Начало Бумера

После "Копейки", так удачно положившей начало историям из жизни автотранспорта, было бы неудивительно, если бы за звучным названием "Бумер" скрывалась история на тему: "как это вышло, что элегантное создание современного автомобилестроения стало дорогостоящим атрибутом жизни простой шпаны". Однако "бумер" из картины Петра Буслова, краденый BMW, на котором четверо мелких бандитов бегут от неприятностей, - не герой, а свидетель напряженной истории, и ему за неимением места в драматургии фильма, дали возможность эффектно выглядеть в заголовке. Механический соратник братвы, он намотал не одну сотню километров по дорогам и бездорожью, отсчитывая время и расстояние, оставшееся героям до драматической развязки, и, в отличие от них, довольно легко отделался проколотой шиной, заклинившим капотом и несколькими пятнами крови. Заброшенный, он так и остался в лесу, выпустив последнего и единственного оставшегося в живых пассажира. Димон, только что переживший несколько минут перестрелки между своими друзьями и ментами, и момент собственной трусости, сиротливо прижался к скамье на автобусной остановке в ожидании общественного транспорта, чтобы снова отправиться "туда, сами знаете, куда". Но на этот раз без друзей, без "бу мера" и без иллюзий на свой счет.

Был бы у него брат Данила Багров, может, и помог бы. "Бумер" "Брату", конечно, не родственник, но уж точно соотечественник. В том, первом "Брате", впервые удалось создать адекватную жизни современную кинореальность, где бандит воспринимается как часть нашего национального колорита. Он проторил индивидуальную, естественную для каждой национальной кинематографии собственную дорогу к тому классическому жанру кино, где судьба аутсайдера есть способ разговора об общечеловеческом, общепонятном и общепринятом.Бумер" в сравнении с "Братом" не оригинален, но созвучен ему в той мере, в какой органично демонстрирует общечеловеческую драматическую историю с соответствующим национальным колоритом. И история эта для зрительского кино, конечно, хороша.

В ней есть всегда привлекательные дорога, опасность и судьба.